fbpx
Подписаться на рассылку
актуальные новости I достоверная аналитика
09:39
18.06.2021
¥

Запрет на «кругляк»: будущее лесопереработки на Дальнем Востоке под угрозой

30 сентября президент России Владимир Путин поручил ввести с 2022 года полный запрет на вывоз из страны необработанного и грубо обработанного леса хвойных и ценных лиственных пород.

Как отразится данное решение на лесоперерабатывающей отрасли Хабаровского края, которая наполняет бюджет огромными поступлениями от экспорта выясняла редакция АВРОРА⭕МЕДИА.


Хоть тайга не расти

Глава государства назвал уровень криминализации лесной отрасли неприемлемым и потребовал решить этот вопрос, причём жёстко. Кстати сказать, представители финской лесной промышленности, которая экспортирует из России до 75 процентов древесины, уже спрогнозировали: «неприятное» решение российской власти создаст «большую неопределённость для производственной сферы». Что, по их убеждению, отразится и на других отраслях экономики. Почти сразу же в Суоми стали дешеветь акции крупнейших деревообрабатывающих компаний.  

Фото: Медиа поток

Казалось бы, наводить порядок в отрасли нужно давно. Об этом на протяжении многих лет говорили и на федеральном, и на региональном уровне. Помнится, патриарх краевой политики Виктор Ишаев не раз ставил в укор руководителям лесной отрасли их нежелание развивать переработку древесины.

Создавались масштабные проекты, привлекались огромные  инвестиции, но воз, как говорится, и поныне там. Схема не сложная: переработали на пилораме небольшой объём, а львиную долю отправили за границу. Ну, не видят наши предприниматели выгоды в том, чтобы вкладывать средства в закупку перерабатывающего оборудования и модернизацию производства.

Ведь нужно кредитоваться, искать инвестиции, арендовать землю, строить цеха, платить работникам «белую» зарплату. И муторно, и сильно рискованно. Куда как надёжнее просто спилить и продать. А дальше — хоть тайга не расти.    

Запрет на кругляк будущее лесопереработки на Дальнем Востоке под угрозой
Фото: ПроДерево

Интересно, что сами лесопромышленники стараются избегать термина «глубокая переработка». О ней можно говорить лишь, когда древесина полностью меняет свою структуру, расщепляясь на три составляющие — целлюлозу, гемицеллюлозу  и лигнин. Все остальное, даже производство МДФ – обычная переработка, так как в технологию не подключают химические процессы. 

Желающие были

Долгое время в структуре основных экспортных позиций региона древесина и изделия из неё уверено занимает вторую строчку, сразу после экспорта золота. Даже продажа за рубеж рыбы и водно — биологических ресурсов – лишь на третьей позиции.

И это при том, что за последний год экспорт «кругляка» снизился по стоимости более, чем на четверть. Логично, что по итогам первого полугодия (по сравнению с показателями аналогичного прошлогоднего периода) почти на 4 % уменьшился и удельный вес КНР – крупнейшего экспортного партнёра Хабаровского края.

Специалисты краевого минэкономразвития еще летом, то есть задолго до поручения президента, среди основных причин такого падения называли именно тот ограничительный комплекс мер. Российские власти постепенно вводили его на протяжении нескольких лет в целях стимулирования деревообрабатывающей промышленности.

Хотя меры имели определённый эффект:

— Производство пиломатериалов в крае в прошлом году выросло на 4,6 %, топливных гранул и пеллет – на 19 %.

Однако в корне это не изменило ситуацию: несмотря на постоянно повышающиеся экспортные пошлины, набитые доверху круглым лесом железнодорожные составы продолжают двигаться в морские порты и пограничные пункты. 

Хотя, по информации краевого министерства промышленности, имеющиеся мощности позволяют нам перерабатывать не нынешние 6,3 млн кубометров древесины в год, а почти 8 млн. Еще недавно были и предприятия, желающие развивать это направление. С прошлого года в крае на стадии реализации находятся 4 инвестиционных проекта в области лесопереработки, появляются и новые.

Так, в конце сентября краевые власти утвердили заявку ООО «Тумнинский прииск», которое планирует через пару лет построить в районе имени Лазо современный деревоперерабатывающий комбинат. Ожидается, что  предприятие за год будет выпускать:

— 25 тысяч кубометров лущеного шпона,

— 20 тысяч кубометров фанеры,

— 47 тысяч кубометров сухих пиломатериалов.

Безотходное производство позволит из щепы и опилок производить 15 тысяч тонн топливных гранул и 3 тысячи тонн древесного угля. Учредители бизнеса надеются, что эта продукция будет востребована не только на Дальнем Востоке, но и странах АТР.

Примерный объём инвестиций на реализацию проекта — 757 млн. рублей, срок его окупаемости — 5 лет.

Переработка убыточна?

Запрет на кругляк будущее лесопереработки на Дальнем Востоке под угрозой
Фото: ПроДерево

Останутся ли теперь желающие развивать лесопереработку в крае, да и на всём Дальнем Востоке — большой вопрос. Даже в российском правительстве некоторые чиновники признают, что это путь к развалу предприятий, у которых нет иного варианта, как работать на экспорт.

Многие лесопромышленники подтверждают: производство пиломатериалов на Дальнем Востоке убыточно. Разумеется, простое лесопиление, то есть производство из бревна хотя бы банальной доски, дело не сильно затратное.

— Но, представляете, какие должны быть энергоёмкие технологии, мощные двигатели для расщепления древесины, чтобы потом из полученной массы произвести плиту МДФ?  

«Сегодня себестоимость производства плиты в полтора раза выше цены реализации – спасибо китайцам, которые в свое время демпингом обрушили рынок почти в два раза. Но мы занимались переработкой, чтобы получать квоту на экспорт круглого леса. То есть повышенные затраты на выпуск пиломатериалов компенсировались за счёт продажи «кругляка».

Объёмы переработанных мощностями компании пиломатериалов – до 500 тысяч кубометров в год. И как нам быть с рентабельностью? Никто не будет работать себе в убыток. Если экспорт запретят, это конец квотам, тупик.

Выход из которого только один: мы останавливаем или сокращаем объемы заготовки, перерабатывая только то, на что найдём финансирование завышенных затрат», — прокомментировал ситуацию АВРОРА МЕДИА советник ООО «Римбунан Хиджау МДФ» Владимир Саенко.

По его словам, малазийское руководство компании было в шоке от очередных грядущих изменений в отрасли. Лесопромышленники написали письмо на имя врио губернатора Михаила Дегтярёва, еще раньше отправили такое же в Минвостокразвития, чтобы им объяснили хотя бы будущую судьбу квот, действующих, как известно, до конца 2021 года. Возможно, картина прояснится 9 октября, на которое запланировано совещание в краевом правительстве.

Пока же местная власть не спешит высказываться о том, будут ли перемены позитивными или негативными, заняв выжидательную позицию.

— Нормативных документов к ним еще не поступало, зачем же бежать впереди паровоза?..

Спроса на Дальнем Востоке нет

Одна из причин возможного запрета на экспорт леса – глубокая криминализация этого бизнеса.

— Но, разумно ли бороться с криминалом в отрасли путём, который эту отрасль может уничтожить?

Государству необходимо или как — то компенсировать затраты переработчиков, или снижать энерготарифы, или создавать условия для бурного внутреннего спроса.  Не случайно, одна из мер для стимулирования лесопереработки, озвученных президентом – расширение внутреннего использования продукции.

Но, по признанию производителей, сегодня на внутренний рынок поступают «крохи» — по причине отсутствия потребительского интереса на Дальнем Востоке, и прямо говорят: в регионе нет рынка, нет спроса. Вот и идёт практически весь объём необработанной древесины на экспорт.

Ситуацию могло бы спасти развитие деревянного домостроения, о чём также в своём поручении коснулся Владимир Путин. По идее, лесопереработчики могли бы занять нишу производства домокомплектов. Но о чём говорить, если до сих пор в России не принята законодательная база о деревянном домостроении — такой дом, как пожароопасный, даже не принимается в залог банками. Есть и много других нестыковок и подводных камней. Потому и связываться с этим направлением не хотят ни производители, ни население.

Конечно, продукция с высокой добавочной стоимостью будет и дальше пользоваться спросом за рубежом, в том же Китае. Но без экспорта «кругляка» сомнительно и развитие производства более технологичной продукции. Значит, в лучшем случае, значительно сократится объём экспортных налоговых поступлений в бюджет. А в худшем – возможно и закрытие лесозаготовительных и лесоперерабатывающих предприятий, увольнение работников. И нет гарантий, что в отдалённых районах, где нет другой работы, это не приведёт к социально — экономическому взрыву.  

— Выгодно ли это экономике Хабаровского края и Дальнего Востока?
Вопрос, как говорится, риторический.


™️

Информационные ресурсы AURORA

©️Telegram | AURORA_MEDIA
©️YouTube | AURORA_MEDIA
©️Phone | +7 (4212) 900-900
©️WhatsApp Telegram WeChat | +79098007111
©️MediaGroup | @group_aurora @aurora_group
©️E-mail | media@auroragroup.info
©️Web | AURORA.RED

ПОДЕЛИТЕСЬ новостью через соц. сети:
Поздравляем, вы подписались на рассылку информационного агенства aurora media
​680022, Хабаровск, Больничная 8б
бизнес центр Аврора
Подписаться на рассылку